Лилия Шевчук – запорожская художница, психолог, арт-терапевт. С помощью терапии искусством помогает взрослым людям «возвратиться в детство» и решить текущие сложные проблемы.

 

– Лиля, во что Вы верили и о чем мечтали в детстве?

– Я верила во многие странные вещи (смеется). Папа служил во Владивостоке, и меня оставили на пару лет жить у бабушки. Я скучала по родителям и, глядя на их свадебное фото, спрашивала бабушку: «А где же я на этой фотографии?», а она отвечала, что «в папином цветочке, приколотом на пиджаке». И я верила. Еще верила в Деда Мороза. И верю до сих пор.

А насчет того, о чем мечтала… даже не знаю (задумалась). Мечты о профессии менялись часто: от учителя музыки в детском саду до художника-оформителя афиш в кинотеатре.

– А какие мечты детства Вы воплотили в жизнь?

– Педагогическое образование я таки получила. И рисую, но не на афишах.

– Что послужило толчком к занятию живописью?

– Я рисую с трех лет. Сколько себя помню. Начинала на обоях и в книгах (смеется). Это всегда параллельно со мной. Но вот так, чтоб серьезно…в период после развода. Я купила масляные краски и просто попробовала. И пошло-поехало. Училась сама, на своих ошибках – друзьям и близким нравилось, некоторые картины дарила, а потом по сарафанному радио – начали заказывать.

 

 

 

– Когда Вы решили стать психологом и почему?

– Это было спонтанное решение. Хотя о том, что я – «психолог», я слышу с ранней юности. Всегда (или очень часто) незнакомые люди стремятся «излить душу», даже если не просишь, ну и потом им становится легче. А учеба – это был как свежий глоток воздуха в непростое для меня время. Я окунулась в нее с головой, и мне очень нравилось учиться (в отличие от первого образования).

– Как совмещается Ваша профессиональная деятельность с Вашим хобби?

– К счастью, совмещать получается, используя в работе методы арт-терапии. Ближе всего мне, конечно, такое ее направление как изотерапия. Не раз наблюдала этот целебный эффект искусства: когда взрослые занятые "деловые дяди и тети" берут в руки кисточку, и их лица преображаются. Начинают вспоминать, что не рисовали со школы (и с такой радостью вспоминают детство!) и радуются как дети, увидев, что способны сотворить настоящую картину. Мне кажется, в этом и заключается терапия искусством: во-первых, отвлечь человека от тревожных мыслей, приблизить его к состоянию "созерцателя", которое поможет ему самому по-другому взглянуть на свою проблему, а во-вторых, это заряд позитива, который дает рисование. Холст, как зеркало: от него ничего не утаишь, можно увидеть все свои страхи и тревоги.

– Как у Вас на все хватает времени?

– Ой, я не могу сказать, что я не успеваю, и мало времени. Придерживаюсь того мнения, что если человеку действительно что-то хочется сделать, то он найдет время для этого. И, наверное, я не настоящий художник, потому что писать «днем и ночью» я не испытываю страстного желания. Бывают периоды, когда я несколько месяцев ничего не рисую. А потом прямо как «попрет» – и две картины за вечер (улыбается)! Ощущается такой «творческий зуд» в ладошках, прямо чувствуешь, что хочешь рисовать и немедленно. Хотя великий И.Репин говорил, что «талант – это 99 % труда, и 1% – вдохновения». Я, наверное, не трудоголик.

– Где Вы черпаете вдохновение?

– Это, конечно, красота. Красота человеческих лиц, каких-то вещиц, слова из песен, красивое сочетание цвета… Я не принадлежу к тем творческим людям, которые черпают вдохновение из бури внутренних эмоций. Для того чтоб изобразить что-то, мне нужно быть «наполненной» и спокойной, чтоб все было хорошо дома и на работе. И никаких терзаний и переживаний. Вот когда наступает этот момент –ресурс появляется чем-то поделиться.

– Вы рисуете много портретов. Кто эти люди?

– Обычно это просто лицо со случайного изображения или фото из журнала, интернета. Что-то особенное я вижу в глазах, и это хочется нарисовать. Как видишь ткань в магазине – и тебе хочется платье именно из нее.

– А как окружающие воспринимают Ваше творчество?

– Позитивно. Говорят, что от картин идет особенная энергетика. Мне приятно. Но, может быть, они это говорят, потому что любят меня (смеется).

– Думали ли Вы об организации персональной выставки?

– Об этом уже год говорят все мои друзья и близкие. Но я всерьез еще не задумывалась об этом.

– Что бы вы назвали главным успехом в своей жизни на текущий момент?

– (Задумалась.) Хм… трудно сказать. Для меня «успех» – это какое-то абстрактное понятие, связанное с карьерой. Я не карьеристка. Если рассматривать «успех» с точки зрения личного достижения… Тогда это внутренние изменения, которые делают тебя другим человеком. Более свободным, честным с собой... Вспомнились строчки из старого фильма «нет на свете ужасней измены, чем измена себе самому».